г. Екатеринбург, ул. Еремина, 12 (ЕСК Динамо), оф. 313, (343) 200-95-75, info@denas499.ru
Язык:
English  Русский 
Валюта:
(пусто)
 
Яндекс.Метрика

Блог / Новости

Блог / Новости RSS 2.0

Была гинекологом, а стала врачом широкого профиля

Ирина Вайнгардт прислала в редакцию рассказ о своей встрече с врачом из Караганды Риммой Абдрахимовой.

 

Выйдя на пенсию, карагандинка Римма Ергазиевна Абдрахимова не просто ушла на заслуженный отдых, она стала работать еще больше, потому что в ее руках появился ДЭНАС. И сейчас ее пациенты –  многочисленные родственники, друзья, бывшие коллеги и все, кто нуждается в неотложной помощи. Только теперь она работает не специалистом-гинекологом, а, можно сказать, врачом широкого профиля.

Начало династии врачей Абдрахимовых было положено в 1909 году дедом моей героини, и сейчас в медицине трудится уже пятое поколение, теперь уже дети и внуки Риммы Ергазиевны. Но сама она, конечно, не может забыть те романтические шестидесятые годы прошлого века, когда  начинала свою трудовую деятельность в качестве молодого специалиста. После окончания медицинского института в тогдашней столице Казахстана Алма-Ате,  она также как тысячи юношей и девушек, отправилась на целину. Не строить, не хлеб выращивать, а работать по профессии. Районная больница определила рабочее место – комнатушку в частном доме без тепла, воды и других удобств. Это и стало началом ее трудового пути, А уже через семь лет она стала главным гинекологом одного из районов Кокчетавской области.

«К этому времени у меня уже было двое детей. И никаких декретных отпусков… невозможно это было сделать в должности главного врача. Три месяца – и ребенка хоть выкини, а что делать? Все было на плечах главного. Один ремонт в больнице я сделала на 225 тысяч рублей. Вспомните, какие тогда были зарплаты: у санитарки 27 рублей, у медсестры чуть больше 30. У главного врача – 75, а ремонт на такую сумму… У нас было пять кочегарок, три прачечных, терапия отдельно, поликлиника отдельно, две женские консультации. Воды тоже нет. А как больница может без этого? Еду в райисполком и прошу помощи. А мне говорят: что ты хочешь? А я знаю, что хочу: мне завхоз сказал, что недалеко от нашей больницы проходит какая-то труба с артезианской водой. Я и говорю в исполкоме: дайте нам оттуда веточку. И какое это было счастье, когда нам дали эту воду!

Наше поколение 60-х годов, как мне сейчас кажется, было каким-то особым, патриотичным, устремленным, сплоченным. Мы хотели, чтобы нашим женщинам и детям было тепло и уютно, старались создать для них лучшие условия. Вспоминаю, как-то я приехала из командировки, а мне говорят, там больная поступила, у нее такие боли, никто не знает, что делать с ней. А у нее беременность 6 месяцев. Мы ее ночью начали оперировать, у нее оказался тромбоз брыжейки кишечника. Потом, когда я уже была главным гинекологом горздрава, просматривая статистику, видела, что 87% таких больных погибали.

 По одну сторону от нее – акушеры, 

другую – хирурги.  

Каждый борется за свое. 

Позднее еще раз столкнулась с подобным случаем, когда молодой беременной женщине требовалась срочная операция на кишечнике. По одну сторону от нее – акушеры, по другую – хирурги.  Каждый борется за свое. И хирурги настаивают на прерывании беременности, чтобы не произошло заражение ребенка.   

Представляете, в каком состоянии все, особенно родственники пациентки. У меня тогда уже был опыт работы с аппаратами ДЭНС-терапии. Приезжаю и сразу им говорю: несмотря на то что я уже на пенсии, буду главным консультантом. Согласовывали это на уровне министра здравоохранения республики, с депутатом. Согласовывали со всеми врачами: с одной стороны придут пять докторов, с другой… Они меня пригласили в Астану неофициально. Еду туда, консультируюсь в клинике, где лежала эта молодая женщина, всего 21 год. Я настояла на том, чтобы сохранить беременность. Расписалась, и главный гинеколог области расписалась.

И я начала работать с этой больной. Спрашиваю, где у тебя болит? Она показывает на горло, я поняла, что ее тошнило. Я туда – с аппаратом. Тошнота прошла. Опять спрашиваю, что тебя еще беспокоит? Эпигастральная зона… Сюда поставила. Матку не трогала, перешла на ладонь, хотя по Су-Джок тогда еще мало работала. То есть мы с ней работали по жалобе. 

Закончилось все тем, что она самостоятельно родила здорового мальчика.

Этот случай в своей практике считаю уникальным. Никто тогда не знал, что избавиться от тромбоза брыжейки кишечника можно без операции, да еще и беременность сохранить.

Работая аппаратом, я нередко сталкиваюсь с парадоксальными ситуациями, связанными с моими бывшими коллегами.  У меня был такой случай с врачом, доцентом, заведующей кафедрой. Звоню ей, а она мне говорит: поднялось давление, я упала и лежу на кухне. Просит съездить к мужу за ключом; он где-то читал студентам лекцию. Пока я ехала к ней, она потихоньку доползла из кухни до кровати.  Приезжаю с аппаратом, давление 260 на 140. Говорю: «Как вы могли допустить себя до такого состояния?» Ставлю аппарат на второй шейный позвонок, и, когда через 45 минут приехала скорая, у нее давление уже было 120 на 85. Сейчас ей уже под 90 лет.  

За эти годы, что я работаю с аппаратом, было столько уникальных случаев! Если бы раньше сказала кому-нибудь из своих коллег, мне бы вряд ли поверили. Не могу не вспомнить и не рассказать, как я спасла мужчине ноги от ампутации.

Мы с дочерью, она у меня тоже врач, 

взяли два аппарата и стали одновременно работать.

Он с родственником застрял на машине в степи на 38-градусном морозе. Машину они оставили и пошли пешком. Один из них обморозил ноги, обратился в больницу, а ему там сказали, приходите, когда ноги почернеют… Если пузыри появятся, то их просто надо подрезать…У пострадавшего правая нога была обморожена до середины голени, а левая – до голеностопа. Прошло уже более двух суток. Мы с дочерью, она у меня тоже врач, взяли два аппарата и стали одновременно работать на обеих ногах. Постепенно стал спадать отек. Я даже не вспомню сейчас, как мы работали, это все было интуитивно. Постепенно ноги стали отходить, даже пузыри на пятках уменьшились. Я работала с ним четыре часа без перерывов, потом спросила у него, сколько часов он не мочился. Оказалось, 16 часов уже прошло… Нам стало понятно, что так его оставлять нельзя. Или дальше работать, или отправить на скорой в больницу. Так работали, пока он не сказал, что «приспичило».

А на второй день увидела кровоподтек под правым коленом. Поняла, что это острая почечная недостаточность. Вот так мы с ним интенсивно поработали два выходных дня. Ноги-то сохранили, но потом на них развились трофические язвы. Я добавила в лечение «Малавтилин», и через некоторое время все зажило.

Родственники-то знают меня как гинеколога, 

а с аппаратом я  – врач широкого профиля.

Иногда бывает так, что помогаешь постороннему человеку, не подозревая о том, что родственнику требуется твоя помощь. Но родственники-то знают меня как гинеколога, а с аппаратом я  – врач широкого профиля. Оказалось, что один из моих родственников много лет страдал от трофической язвы и два раза оперировался. Я понятия не имела, что у него такая проблема. Когда узнала, сказала ему: «Бери аппарат и работай». Через две недели уже никакой язвы не было. А так пришлось бы третий раз делать операцию.

В наших аптеках: человек берет сразу пакет лекарств, 

на один симптом выписывают 4–5 препаратов

Одно могу сказать: аппарат прекрасно работает прежде всего на восстановлении и на иммунной системе. А если работает иммунная система, то восстанавливается и трофика. Уже не раз наблюдала замечательные результаты на биохимических реакциях. В некоторых случаях можно обойтись без лекарств. Но посмотрите, что делается в наших аптеках: человек берет сразу пакет лекарств, на один симптом выписывают 4–5 препаратов. Это губительно для организма!  

Римма Ергазиевна рассказала мне еще немало интересных случаев, но, заканчивая это интервью, нельзя не сказать о том, что теперь ее детям и внукам есть о чем рассказать.      

И. Вайнгардт (Челябинск)

 Публикация из журнала "ДЭНАС МС"


© ДЭНАС - товары для здоровья и хорошего самочувствия!.